RESOURCES

Исламское пробуждение между отрицанием и экстремизмом

Author: Yusuf Al-Qaradawi

Исламское пробуждение между отрицанием и экстремизмом

В месяцах Рамадан и Шавваль 1401 года по хиджре/1981 журнал «Уммах» опубликовал мою статью, состоящую из двух частей, о пробуждении мусульманской молодежи. В этой работе я привлек внимание к позитивным и негативным аспектам, которые заинтересовали наблюдателей, экспертов и мусульманских ученых, задействованных в процессе пробуждения. Я также предложил установить диалог с мусульманской молодежью и проявить к ним глубокое понимание и сочувствие и затем направить их усилия по пробуждению в правильном направлении для того, чтобы укрепить основы Исламского возрождения, а не подрывать их. Отклики на эту работу были такими теплыми во всем мусульманском мире, что она переведена на несколько языков. Более того, молодежь во многих мусульманских университетах терпеливо изучила мои взгляды несмотря на то, что критика была направлена и в их адрес.

Я бы хотел здесь с благодарностью отметить отношение Исламской Группы в Университете Каира, которая приняла мое исследование во время своего девятого объединения летом 1981 года, напечатала и распространила мою работу среди всех интересующихся. Это действительно говорит о хорошей осведомленности и готовности в стремлении исправить ситуацию.

Я не буду погружаться в обсуждение недавних событий, которые произошли в ряде мусульманских стран и вызвали серьезную и кровавую конфронтацию между молодежью и правящими режи­мами, не только по причине того, что я не желаю усугублять положение, но также и потому, что журнал «Уммах» всегда старался удовлетворить интересы мусульманской Уммы в целом, а не какой-либо одной группы. Нас в данном вопросе заботит затянувшаяся и жаркая беседа, возникшая по причине этих событий на тему так называемого "религиозного экстремизма", в которой приняли участие не только ученые, но и те, чьи знания об Исламе практически ничтожны, а отношение характеризуется враждебностью, сарказмом и цинизмом.

Несколько лет тому назад журнал «ал Араби» обратился ко мне с просьбой написать на тему "религиозного экстремизма" и при этом указать на природу и специфику этого явления. Когда статья появилась в специальном издании в январе 1982 года, некоторые из моих друзей обвинили меня в поддержании вопроса, в котором, как они были убеждены, правда была в целом искажена в пользу недругов. Хотя мои друзья не знали достаточно хорошо содержания и сути статьи, они тем не менее сомневались в чистоте мотивов и целей недавно развернувшейся кампании против "религиозного экстремизма".

Они были уверены в том, что целью кампании является не стремление остановить экстремизм или направить его в русло смягчения, а стремление разрушить и остановить Исламское пробуждение до того, как оно окрепнет и займет серьезную политическую роль. Мои друзья считали, что правящие режимы не обращали внимания на религиозную молодежь до тех пор пока она не начала выступать, на религиозной почве, против политики этих режимов. Это подкрепляется тем фактом, что правящие режимы относились снисходительно к определенным религиозным группам, которые проявляли некоторую крайность для того, чтобы исполь­зовать их против других Исламских движений, и затем уничтожали эти группы, когда их роль исчерпывалась. По существу, мои друзья утверждали, что причиной конфронтации между властями и Исламскими группами не могло быть появление экстремизма. Они также полагали, что правящие режимы в наших мусульманских странах рассматривали Исламское движение в качестве самого опасного врага. Такие режимы заключали союзы с любым крайним правым или левым Исламским движением. Периодически с этим движением заключалось временное перемирие; периодически власти пытались войти в конфронтацию со своими собственными политическими и идеологическими противниками. В конечном итоге власти и их противники обнаружили, что они имеют схожие цели и средства, которые они реализовывали и решили объединиться против Исламского движения. Аллах (Славен Он и Велик) говорит в Коране:"Они нисколько не спасут тебя от Аллаха. Воистину, беззаконники являются помощниками и друзьями друг другу, а Аллах является Покровителем богобоязненных." (45:19). Недавние события являются тому ясным подтверждением. Появление Исламских групп в Египте сопровождалось проявлениями экстремизма. Однако они постепенно становились более умеренными и сдержанными благодаря усилиям различных мусульманских мыслителей и про­поведников, которым удалось повлиять на сознание и поведение молодых мусульман до такой степени, что умеренность и сдержан­ность стали характерными чертами большей их части. Удивительно то, что правящие режимы хранили молчание в то время, когда экстремизм доминировал, и затем уничтожили эти группы, когда в группах наступил период умеренности. Я не был в неведении этих удручающих фактов. Фактически, именно это и заставило меня начать писать мою статью в журнале ал Араби следующим образом:

Несмотря на мое убеждение в благородности той цели, которой руководствовался журнал "ал Араби" при открытии данного диалога на тему "религиозного экстремизма", и несмотря на мое непоколеби­мое убеждение в значимости этого вопроса и серьезности его влияния на ныненшнее положение дел, я не буду скрывать того, что я испытывал сомнение вначале из-за страха, что то, что я пишу, особенно в эти дни, могло быть интерпретировано неверно или даже сознательно использовано в том, что противоречило моим намерениям или тем, чем руководствовался журнал.

Более того, "религиозный экстремизм" в данный период находится в положении подсудимого и является объектом обвинений и критики со стороны авторов и ораторов. Я не желаю поддерживать позицию сильного против слабого, и фактом является то, что правящий режим всегда находится в более преимущественном положении, нежели его противники. Достаточно сказать, что Исламист не имеет даже право защитить себя. Не существует свободы выражения в прессе так же, как и не может он для этого использовать помост в мечети.

Мое сомнение усиливалось и тем фактом, что на протяжении десятилетий Исламисты находились под натиском обвинений со стороны противников. Их называют 'реакционерами', 'ярыми традиционалистами', 'религиозными фанатиками', 'агентами' вражеских стран, хотя любой наблюдающий может без труда заметить, что как Восток, так и Запад, правые и левые объединяются в своей вражде к ним и пытаются найти любую возможность для того, чтобы уничтожить Исламское возрождение.

Тем не менее, после долгих размышлений я пришел к выводу о том, что этот вопрос касается мусульманского мира в целом, а не только одной страны; и что молчание не есть решение, а отказ от содействия подобен бегству с поля сражения, что противоречит принципам Ислама. Поэтому я положился на Аллаха и решил найти правду. Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал в одном из хадисов:"Награда за деяния зависит от намерений, и каждый человек получит награду в соответствии со своим намерением".

Многие несведующие авторы, движимые скрытыми мотивами, не знающие сути этого вопроса, решили, что они вольны в высказывании своего мнения. Подобная ситуация неизбежно призывает всех мусульманских ученых воздействовать всем своим авторитетом на эту кампанию и заняться этим вопросом с тем, чтобы выяснить правду. Моя решимость затем усилилась благодаря продолжительному интересу к вопросу 'религиозного экстремизма'. Несколько лет назад я опубликовал статью в журнале «ал Муслим ал Муасир» под названием 'Феномен Чрезмерного Такфира' (то есть нетерпимость и поспешное обвинение в неверии других).

Другая статья, 'Новое пробуждение мусульманской молодежи', упомянутая ранее, была опубликована несколько месяцев тому назад в журнале «ал Уммах». Кроме того, у меня была возможность встретиться со многими молодыми мусульманами лицом к лицу в их лагерях и во время их семинаров, а также обсудить с ними вопросы, касающиеся одной темы - призыв к умеренности и предупреждение против экстремизма.

Тем не менее, то, что я написал для журнала «ал Араби» ограни­чивалось обсуждением специфической темы согласно требованию со стороны редакции журнала, а также по причине ограниченного пространства, предоставляемого журналом. По этим причинам в течение некоторого времени я чувствовал себя обязанным вернуться к этому вопросу, феномену 'религиозного экстремизма', и провести объективное исследование этой действительности, ее причины и средство излечения в рамках подлинных Исламских методов. Моя решимость продолжить этот путь не ослабеет из-за тех, кто пожелает исказить факты, касающиеся этого вопроса. Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: "(Знамя Исламского) знания будет передаваться из поколения в поколение благодаря усилиям уме­ренных последователей, которые будут защищать его от искажений со стороны религиозных фанатиков, обвинений фальсификаторов и неверной интерпретации невежд."

Этот хадис указывает на обязанность, которая возлагается на ученых и которые должны прояснять правду, а не скрывать ее, чтобы избежать проклятия Аллаха. Но ответственность распространяется на различные и другие группы, которые вовлечены прямо или косвенно в обсуждаемый вопрос. Не будет ни справедливо ни честно считать только молодежь ответственной за крайность в мыслях или поведении. Многие другие, особенно те, кто пренебрегал своей приверженностью Исламу и его учениям, разделяют эту ответственность, хотя они всегда пытаются освободить себя от нее. Номинальные мусульмане, будь то родители, учителя, ученые или другие сделали Ислам, Исламистов и Исламских проповедников изгоями в мусульманских землях. Странно то, что мы с готовностью осуждаем экстремизм среди молодых, но при этом не признаем свой собственный экстремизм, нашу халатность и нашу расслабленность. Мы призываем молодых проявлять умерен­ность и мудрость, отказаться от экстремизма и чрезмерности в чем- либо, но мы никогда не призываем старших избавиться от лицемерия, лжи, обмана, и любой формы внутренней противоречивости. Мы требуем практически все от нашей молодежи, но при этом не практикуем то, что сами проповедуем, как будто нам изначально даны все права, а молодые должны быть отягощены только обязанностями. Хотя мы всегда упоминаем о том, что существуют как права, так и обязанности для всех. Что нам действительно необходимо, так это набраться твердой решимости в том, чтобы признать, что наша молодежь была вынуждена прибегнуть к тому, что мы называем 'религиозным экстремизмом' по причине наших собственных ошибок. Мы называем себя мусульманами, однако не соблюдаем Исламские предписания. Мы читаем Коран, но не исполняем его предписаний. Мы говорим, что любим Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха), но мы не соблюдаем его Сунну. Мы провозглашаем в наших конституциях о том, что Ислам является официальной религией, но мы никогда не определяем должного места Исламу в государственном законодательстве или в своих программах и политике. Наше собственное лицемерие и внутренние противоречия отдалили от нас молодежь, которая пыталась понять Ислам без нашей помощи и руководства. Они обнаружили, что их собственные родители лишены силы духа и не способны привить чувство уверенности своим детям, что ученые безразличны, правители враждебны и их советники циничны. Поэтому, для того, чтобы исправить эту ситуацию, мы должны начать реформы в самих себе и наших обществах в соответствии с законами Аллаха прежде чем мы будем призывать молодежь к спокойствию, мудрости и умеренности.

Я полагаю, будет полезно здесь привлечь внимание и к вопросу, на котором представители власти и некоторые авторы обычно акцентируют свое внимание: обязанность и роль 'официальных' религиозных учреждений в устранении экстремизма и руководстве Исламским пробуждением среди нашей молодежи. Некоторые считают, что именно эти 'официальные' религиозные учреждения ответственны за то, что произошло и все еще происходит, а также за все существующие формы экстремизма и отклонений. Следует отметить, что несмотря на свою значимость и глубокие корни, эти учреждения сейчас неспособны и не будут способны выполнить свою миссию, которая была им определена, если политические власти не прекратят манипулировать ими и использовать в своих интересах, применяя их в качестве инструментов для поддержания официальной политики. Официальные религиозные учреждения в мусульманском мире действительно могли бы играть позитивную роль, указывая путь и давая правильное Исламское понимание молодежи, если бы они были свободны в своих действиях без вмешательств со стороны предста­вителей власти. Тем не менее, из-за отсутствия этой свободы они остаются безжизненными структурами. Мы также должны помнить и то, что совет не имеет смысла и пользы, если советчик не пользуется доверием у молодежи. Из-за отсутствия такого важного взаимного доверия и уверенности, любой совет сводится к простой риторике. Наша молодежь должна доверять этим религиозным учреждениям или тем, кто руководит этими структурами и которые были назначены со стороны властей. И эти учреждения должны стараться заслужить доверие молодежи. Такие структуры смогут оказывать влияние только тогда, когда откажутся от вступления в нестабильные и порочные политические круги; их деятельность должна быть направлена на воспитание поколения ученых, обладающих твердыми познаниями в Исламе и полностью осознающими и понимающими суть проблем своего поколения, то есть тех, кто "передал послания Аллаха и никого не боялся, кроме Него" (33:39). Наши современные общества крайне нуждаются в таких праведных ученых, которые одарены пониманием сути и которые способны указать верный путь молодежи в их вере и дать им верное руководство на пути к Исламскому пробуждению. Те, кто не принимает участия и те, кто безразличен к Исламскому возрождению или те, кто относится к этому критически без понимания его проблем, целей и неудач, не смогут сыграть позитивную роль в этом процессе и руководстве им. Один из мусульманских древних поэтов сказал/'никому не известно ни о боли мольбы, ни о боли нуждающегося в помощи, кроме того кто сам страдает, оставшись без помощи."

Те, кто не живет ради претворения Исламских идеалов в жизнь, для его распространения, кто не живет трудностями и лишениями, которыми отягощена Умма, концентрируются лишь на самих себе. Подобные люди не имеют права говорить тем, кто исповедует Ислам и живет им, о том, что им следует измениться; и если они получат это право путем силовых мер, никто и никогда не будет прислушиваться к ним. В заключение, мой совет всякому, кто пожелает давать советы молодежи, - покинуть свои крепости из слоновой кости, отбросить свое интеллектуальное наследие и спуститься вниз на землю к молодежи. Ему следует разделить с ними все их большие ожидания, тепло близости, искреннюю решимость, благородные побуждения и добрые дела. Более того, он должен видеть разницу между их негативным и позитивным поведением и отношением с тем, чтобы он мог дать им совет, основанный на понимании сути происходящего, и делать суждения, основанные на фактах. Пусть Аллах защитит нас всех от чрезмерности в чем - либо и экстремизма и направит нас по прямому пути.